Арт-Шабаш, Подмосковье, даты: 19-21 июня
Обмен учебными материалами


Арт-Шабаш, Подмосковье, даты: 19-21 июня



Семен (участник фестиваля):

«Этот фестиваль мне порекомендовали московские художники. В прошлом году проходило подобное мероприятие «Шервудский лес». Прошло оно на ура: лес, арт-выставка под открытым небом, акустические выступления музыкантов. И воодушевившись данной рекомендацией и обещаниями, что в этот раз будет не хуже, мы отправились на фест.

Направление куда ехать было выложено за пару дней до начала, далее мы приехали на место и нас встречал проводник до самого феста. Он ждал на ж/д станции и от неё пешком мы шли около часа в леса. Когда пришли на место, то увидел что там тусуется человек 30. Неожиданно мало как мне показалось. Ну чем меньше народу, тем общение более тесное. Вечером лекция-дискуссия про любовь и отношения между людьми и далее акустическая программа музыкантов.

Утром – завтрак. И тут началась незапланированная часть феста. А именно приехал ОМОН и всякие сопровождающие его в штатском».

Я не считаю, что перед кем-то в чем-то виноват, я просто хотел устроить маленький праздник для своих друзей панков и плевать я на всех хотел. Им (ментам, обществу и обывателям) нас все равно не понять вообще.

Ощущения? Ну я подсознательно к этому готовился, но все равно до конца не хотел верить, что все так сложится. И что еще — ну покатался с полковниками на отдельном уазике, побазарил с центром по борьбе с экстремизмом, ничего нового я там как-бы не узнал. Скука в общем.

На самом деле это отделы эти, а не мы, занимаются непонятной херней. Сейчас есть реальные международные проблемы, типа войны в Курдистане или войны на Донбассе. Там для них есть куча работы, а они вместо этого занимаются какими-то панками голожопыми.»

Жанна:

«После двух ужасных ночей и не менее ужасного дня, насыщенного конфликтами с надзирателями и очередными расспросами, правда уже от психолога, о моих половых партнерах (на этот раз ее уже интересовали их конкретные имена и адреса, а отказ их называть она интерпретировала как мое нежелание «выдавать» якобы судимого человека, уж не знаю с какого облака она это взяла, очень странная женщина), меня, наконец, повезли в суд. Суд проходил в городе Балахна. Решалось, на какой срок я останусь в приемнике. В процессе заседания оказалось, что постановление в суд было подано неправильно, плюс еще пара статей не соответствовали моему делу. На вопрос судьи, как так получилось, инспекторша моя молча глядела в пол и не могла ничего сказать в ответ. При показаниях она чуть ли не в каждом предложении упоминала о том, что нашли меня на «скинхед-концерте», что я трудный ребенок, который отбился от воспитания матери, что у меня нет морали и нужно провести проверку моих родителей, дабы лишить их родительских прав. Судья был достаточно адекватен и немногословен, сказал лишь, что это никак не относится к делу и что сейчас решается

совершенно другой вопрос. По приговору мне вынесли до 30 суток нахождения в приемнике до приезда родителей и постановка на учет по месту жительства. После суда эта инспекторша очень радостно и с улыбкой попрощалась со мной, пожелав удачи. Я в ответ пожелала ей большой премии за выполнение плана по работе».

Володя:

«Понятное дело, что проблемы с полицией так или иначе преследуют нас не только на концертах. Для среднестатистического панка встреча с копами — это не из ряда вон выходящее дело, а часть жизни. Кто то в магазинах ворует, кому-то на дорогах гаишники мозги компостируют, кого-то просто пьяным на улице принимают. Панк - это почти всегда антисоушал, вот за нами мусора и бегают, хотя в том лесу мы не сделали ничего противоправного, да и вообще, грубо говоря, съебались подальше в лес чтоб не помешать ни одному честному россиянину. Конечно, очень бы хотелось на следующий год провести фестиваль успешно, менты мне говорили, что можно было бы всё «санкционировать», но особого повода доверять им я не вижу».

Даже не знаю, что могло послужить им причиной для такой прыти. Чувствовали опасность, исходящую от мирного фестиваля? Помор-фест проводился уже в пятый раз и такое количество панков на местности для них было не уже впервой. Конечно, в этом году фестиваль обещал быть самым масштабным по сравнению со всеми предыдущими, однако неужели это единственное логичное объяснение тому, что понесло их в выходной день за 30 км от города в поисках панков?

Да, если мы снова сделали панк угрозой, то можем собой гордиться (смеется), но если серьезно, то мне кажется, что ментам просто нужны прибавки, нужны раскрытые дела. Им нужно казаться необходимыми, мол вот, общество, смотрите, мы вас оберегаем от панков!

А по факту от нас ведь никакой угрозы не поступало — никто ни кого не хотел бить, убивать, грабить. Хотели собраться и от души отдохнуть, а все было выставлено как будто у нас там шабаш сатанистов.

Но и копы не думали так просто сдаваться…

Влад (организатор):

«Мы, конечно, здорово законспирировались, перебираясь на второе место фестиваля. Куча панкоты ехала в фургоне, как шпроты в банке. Хотя и эти меры нас не спасли. В итоге все закончилось ночевкой под мусорским конвоем на каком-то болоте.

Когда произошла вторая стычка с полицаями они мотивировали свой приход тем, что мы нарушаем правила пожарной безопасности, мол в Архангельской области введен противопожарный (или как там его) режим. Естественно никакими бумагами это подтверждено не было.

“Unity Nature-Fest Vol.2” Московская область, запланированные даты: 14-16 августа.

Олег (Организатор фестиваля):

«Фест должен пройти в Подмосковье с 14 по 16 августа. В этом году он планировался во второй раз после вполне успешного проведения в прошлом. В этот раз прибыль от фестиваля должна была пойти в детский приют, но, к сожалению, что-то пошло не так, хоть и планировалось все, как просто музыкальное мероприятие с позитивным вектором, как и большинство благотворительных концертов, присущих миру панк рока.

За пару недель до фестиваля прошла информация о том, что мероприятием интересуется ФСБ и отдел «Э», но поступала она от сомнительных людей, в чьих словах было много противоречий. Мы решили не реагировать на эти слухи, хотя и обратное вряд ли что-то бы изменило.

Я возвращался с репетиции примерно в 23.00. Въехав во двор, я увидел трех-четырех мужчин у места, где я паркуюсь, но не придал этому значения. Я слез с мотоцикла и услышал вопрос с уточнением моих имени и фамилии. Дав утвердительный ответ, я через пару секунд оказался лицом в асфальте и в наручниках. Как в остросюжетных фильмах про полицейских, с пакетом на голове, меня привезли на какой-то пустырь, который мне, к слову был не знаком, хотя свой маленький город я знаю отлично. Там мне было без всяких протоколов объяснено, что проведение фестиваля будет чревато для организаторов сроками, а для посетителей массовым винтиловом. Мне заявили, что на фестивале слишком большая концентрация анархистов и антифашистов на квадратный метр. Удостоверения – это максимум, что мне дали увидеть, менты были не местные. После меня привезли к отделению и выпустили из машины. Как только я добрался до дома, мы обсудили с остальными ребятами, что, учитывая все обстоятельства, мероприятие стоит отменить.

Не стану говорить, что все менты уроды, хотя на миллион придётся, возможно, не больше десятка тех, кто в этой профессии видит что-то светлое, кто готов потерять работу, отказавшись выполнять приказы прогнившего начальства. Поэтому перед остальными чувствовать себя в чем-то виноватым — это как признать некое поражение, хотя иногда, как в этом случае, что бы сделать большее в последствии, приходится отступать.

Ощущения от всего произошедшего точно не позитивные, но сейчас уже явно легче.

Фест на следующий год планируем, но меры, которые будем принимать, чтобы избежать подобного в 2016 году, ещё не обсуждали. Надеемся, что все увидимся там, без властей, без прочего дерьма и не кисло угарим».


“POMOR-FEST 5”, Архангельская область, запланированные даты: 10-12 июля.

Макс (организатор):

«Особой концепции у нашего фестиваля никогда не было. Первый «Помор» вообще проводился ради отдыха на природе, на котором было всего пара приезжих групп из Череповца. В дальнейшем он начал набирать обороты, стало больше привозных команд, фестиваль существенно вырос, но все равно в финансовой части вопроса ни разу не удавалось даже выйти в ноль, так как приезжим командам добираться до нас - ой как далеко.

В процессе подготовки никаких угроз со стороны правоохранителей не поступало, все шло своим чередом — привезли материал, строили сцену, готовились к приезду ребят. Только в четверг одного из организаторов вызвали в Центр «Э». Где ему прямым текстом сообщили, что фестиваль несанкционированный, и если он вдруг состоится, то у тех организаторов, кто имеет за плечами условные сроки, эти сами сроки могут быстро превратится в реальные.»

Однако, не смотря на все угрозы и предупреждения, было решено не сдаваться на переправе и…« не пускать же поезд под откос, когда музыканты прибыли, аппарат в вэнах, а гости в ожидании. Все, кому фестиваль был нужен, уже оказались на месте. Сливать информацию о проведении в сеть ни к чему. И тут ребята решают между собой провести операцию в лучших традициях бондианы. В аренду берётся туристический автобус, форма одежды «цивильная», о пункте назначения знают два человека — водитель и один организатор. Аппарат, инструменты и коммутация везутся в закрытых газелях. Далее передвижение осуществляется без единого слова. В итоге панки оказываются на заброшенном ещё в 1980-х военном аэродроме Лахта в Катунино. Мгновенно собирается сцена, подключается аппаратура, расставляются палатки .” (fur fur)


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная